НашСамогон - самогонные аппараты, дубовые бочки, винные и турбо дрожжи, электроника и оборудование для производства алкоголя в домашних условиях.

92 день шоу

Интервью с Екатериной Немовой после дуэли

— Помнится, ты не раз говорила, что хочешь уйти из шоу, даже просила Катерину взять тебя с собой на дуэль. Уже второй раз ты возвращаешься. Прокомментируй ситуацию.
— Я могу сказать, что и в первый, и во второй раз когда я уезжала, это было сказано в сердцах. Я на самом деле не хочу уезжать, а то, что там какие-то люди меня «вымораживают» и я начинаю кричать, то это просто эмоции. Нет там ничего такого, из чего можно сделать вывод, будто мне пора домой. Любой человек может накричать и сказать какие-то фразы, которым потом сам будет не рад.

— А кто-нибудь из оставшихся тебя «вымораживает»?
— Наверное, уже меньше.

— После двух победных дуэлей ты думаешь, что дойдёшь до финала?
— Я не считаю их победными, они какие-то… своеобразные. Победные, это когда у тебя с соперником есть понятные зрителю разногласия. Я так ни разу и не осознала, что это прямо «победа», или ещё что-то

— Перед стартом проекта ты говорила, что никогда не будешь ни на кого орать, никогда не выругаешься матом. Потом же вела себя по-другому, часто конфликтовала.
-На самом деле, в голодном доме очень напряжённая атмосфера, я бы сказала, давящая. И ты можешь совершать такие поступки, которые от тебя никто не ожидал, даже ты сам. Просто ситуация там совершенно не такая, как в жизни, и сколько бы ни говорили, что это «реалити-шоу», на жизнь это мало похоже.

— В ролике, посвящённом тебе, Наташа сказала, что к детям тебя вообще подпускать нельзя. Что ты можешь на это ответить?
— Я слышала её реплику. Но я не могу сказать, что я ненавижу детей. Я просто своих не хочу. Может, она из этого сделала такой вывод? Я действительно своих не хочу, я хочу воспитывать чужих детей. И нет ни одного ребёнка, который мог бы сказать, что Екатерина Валерьевна его ненавидит, я в этом уверена.

— Своих детей не хочешь принципиально?
— Да. Принципиально.

— Значит, ты жалеешь, что когда-то с кем-то конфликтовала? Вернувшись к остальным голодающим, ты не намерена как-то улучшить ситуацию, помириться с кем-нибудь?
— Меня устраивают отношения, которые на данный момент есть, и я в них менять ничего не хочу. Пытаться с кем-то наладить отношения ради того, чтобы против меня не голосовали — это всё полный бред. Не хотела бы я этого делать, и делать этого не буду. Но те самые «пять минут восхищения», которые меня вытаскивают из депрессняка, уже были! И теперь расстраиваться по какому-то поводу я буду меньше.

— Как ты прокомментируешь тот момент, что ты — единственная участница, не попросившая ни цента?
— Не то чтобы так. Один раз я попросила денег, но мне было так гадко после этого. Ну, я просила не деньги, я просила, чтобы мне купили продукты на их деньги, а мне дали пять долларов.

— Тем, кто просит деньги, не хватает, может быть, упорства или изобретательности, как ты считаешь?
— Не знаю. У меня есть выбор между тем, чтобы просить и тем, чтобы что-нибудь делать. Поиграть на гитаре, покрутить факелы — я буду делать это. Если у мня не будет выбора, я буду просить денег. На данный момент у меня есть выбор, и я выбираю то, что мне ближе. А у тех людей — какой-то другой выбор, и они выбирают именно это. Я не осуждаю и не говорю против этого. Просить деньги не стыдно, если нет другого выхода. Если они думают, что я их стыжу за это, то это неправда, и мне обидно, что они так думают.

— Значит, Наташа просто тебя не поняла? С ее стороны это был очень агрессивный выпад.
— Я согласна с тем, что люди слышат то, что хотят слышать, и думают то, что хотят думать, и понимают так, как хотят понимать это. Как поняли, так и поняли.

— Тебе не кажется, что голодающие считают тебя резонёром?
— Не знаю… А что это такое?

— Ты в школе не писала сочинений про Чацкого, что ли? Резонёр он или нет, в смысле, большой любитель судить других, невежливо указывать на недостатки других, ярлыки раздавать, учить всех почём зря? Морализировать без конца.
— Я понимаю смысл слова «резонанс», но не очень понимаю, что такое «резонёр». Я в школе на тройки училась, хе-хе. Морализировать я люблю, согласна. Но если я живу по каким-то особым правилам, мне кажется, так удобней. Строить людей, подговорить их на то, что под моим произволом тоже удобно жить. А учу я только одного человека — Ярослава Маслова, больше никого.

© 2005 Телекомпания «ТНТ». Все права защищены.
По вопросам, связанным с программой, обращайтесь в редакцию.