НашСамогон - самогонные аппараты, дубовые бочки, винные и турбо дрожжи, электроника и оборудование для производства алкоголя в домашних условиях.

85 день шоу

Интервью с Ярославом Масловым и Екатериной Овчинниковой после дуэли

Интервью с Ярославом Масловым после дуэли

— Ну что, рад?
— Есть двоякое чувство радости и… не радости. Ну да, круто.

— Жалко, что Катя ушла?
— Есть такое. Есть какой-то осадок.

— Как ты себя чувствовал, когда видел реакцию мамы?
— Я знаю, что она и до этого смотрела на эти вещи. Я понимаю, что накосячил малость. Ну да, стыдно. Неудобно перед мамой слеганца. Ну а чё делать-то теперь? Попытаюсь избежать того, чтобы маме было неудобно.

— А что-нибудь такое, за что мама может тобой гордиться, ты сделал?
— Вначале я вёл себя очень даже ничего. Правда, потом чуть-чуть подрасслабился. Как-то вот так вот оно.

— С первым твоим выходом в Нью-Йорк всё ясно. А что будешь делать в следующий?
— Да, да, да, понял! Попытаюсь избежать ошибок по поводу принятия… ну, понятно, чего я попытаюсь избежать. Есть у меня пара идей, получится — будет хорошо. Пока рассказывать не буду. Сейчас в Интернет всё выложите, а у меня ни фига не получится, и будет стрёмно. Буду активнее себя вести. А что ещё остаётся? Я там сижу за решёткой в темнице сырой. Молодым орлом.

— Уже видишь себя в финале?
— До финала ещё ой-ой-ой.

— Кого представляешь себе соперником?
— А у кого там самый высокий рейтинг? У Гриши? На самом деле, у каждого есть какой-то пунктик, который вот… Я вот такой вот, Гриша вот такой вот.

— Не боишься, что в следующий раз поедешь на «взаправдашнюю» дуэль? Что твой «весёлый» выход в город повлиял на отношение к тебе?
— Да не, ни фига! Ничего не повлияло! В доме все нормально отнеслись к этому. Это вы такую бучу развели! Мы ж изначально заявляли, и еду мы принесли. Мы меньше денег потратили на бухло, чем на еду! Вы неправду говорите!

— Так вы с Вовой сами виноваты. Пришли и стали хвалиться, что упились вдоволь.
— Так от нас несло, а мы чё будем говорить? «Нет, мы ни фига не выпили»? Никто на нас в доме вообще никак не обиделся. Не знаю, с чего вы переполошились. И вообще, первый блин комом. Надо это учитывать, блин.

— Ну а у Наташи никаких комьев в блинах не было.
— Так, мы с Вовой не модели «Плейбоя»!

— Ты ощущаешь «культурную блокаду» в голодном доме? Не испытываешь «духовного голода»?
— Есть слеганца. Но не скажу, что я уж прямо так переживаю по этому поводу, мол «дайте мне пожалуйста сходить в музей», нет.

— «Культурная блокада» терпимая, понятно. А по чему ещё изголодался?
— Секс, драгз, рок-н-ролл учитывается. Чё ещё, чё ещё, чё ещё же? По друзьям и немножко другой атмосфере. По собирательным образам.

— В смысле?
— Что, расшифровывать надо? «Друзья» — собирательный образ, там ещё что-то… Размытые какие-то понятия.

— За время проекта ты изменился?
— И не изменился, и не проявился. Как-то так. Сейчас у меня такое эмоциональное состояние. Я дождусь, может, наконец, озарения, и сотворю что-нибудь величайшее в истории реалити-шоу!

— Хочешь что-нибудь сказать Катерине перед разлукой?
— В принципе, она всё знает. Думаю, всё будет нормально. Не знаю, дойду до конца — не дойду, так раньше увидимся. Блин, я даже не знаю, что ещё сказать нормально. Давай, напрягись! Давай, импровизируй! Сделай что-нибудь наконец! (Произнося последние фразы, Ярик хватает себя за голову и стучит по ней.) Желаю, чтобы у Кати с работой всё было нормально. А я даже не знаю, где она работает. Она так и не раскрыла этот секрет. Что-то там с Интернетом связанное. Пущай взламывает ресурс ТНТ-Голод и повышает мой рейтинг! Вы там особо не перевирайте! Я не хочу, чтобы люди думали, что у нас с Катей что-то было только из-за рейтинга. Всё по-другому, на самом деле искренно и честно. Я понимаю, что все всегда с недоверием относятся к проявлениям чувств в реалити-шоу. На самом деле, всё искренне. Чувства есть, поверьте на слово. Дорогие читатели, я не буду ударяться в откровения, там люблю-скучаю, на-на-на, это я могу сказать непосредственно человеку, а не так, чтобы это в инет выложить. Блин, уже наверно выложат! Ну что ж. Она — просто мисс очарование, господа, это по-любому!

Интервью с Екатериной Овчинниковой после дуэли.

(Катя начала говорить ещё до того, как был произнесён первый вопрос. Очевидно, её «прёт». Она безумна рада тому, что выбыла.)
— Боже мой, вы представить себе не может, как я наконец-то счастлива, свободна! Ой, давайте не будем вспоминать, что я говорила перед дуэлью! У меня сейчас такое доброе настроение, не хочу ни о ком плохо говорить! Я просто офигеваю, что я уже на свободе, что мне не нужно слушать команды Голоса, хотя к нему у меня исключительно хорошее отношение. Не надо париться, что надо с кем-то мириться, что мне не хочется жить с некоторыми людьми в доме, с которыми я в жизни не стала бы общаться, не надо думать, что я встану, и обычно проведу свой день, без чего-то нового. У меня улыбка на всё лицо, я не знаю, чем этот день закончится, где каких приключений на свою пятую точку я найду. Я в такой эйфории! Три месяца я там провела, и мне достаточно. Всё, что хотела получить от шоу, я получила, и всё.

— Вася сегодня говорил, что ты собираешься «уйти красиво» У тебя это получилось, как ты считаешь?
— Не было такой цели. Просто я всегда говорю, что если уж уходить, то уходить красиво. Красиво ли я ушла? Вполне. Ну, не так, как у всех, по крайней мере. Зачем мне ждать, пока меня кто-нибудь возьмёт на дуэль или когда меня выберут большинством голосов? Не то что я боюсь этого, я просто поняла, что уже хочу домой, хочу чего-то нового, мне реально там надоело. То есть мне надоело уже месяц назад, но я всё ждала Нью-Йорка, Голос нас подбадривал — «Нью-Йорк, Нью-Йорк», и Василий приходил и говорил, что всё изменится. Я ждала, что второе дыхание откроется, но эйфория от нового дома шикарного прошла через два дня. Когда мы с в первый раз вышли в Нью-Йорк, я ошалела, я не думала первое время, что нам нужно как-то зарабатывать деньги, я просто ходила и любовалась небоскрёбами. Я люблю мегаполисы, большие города.

— Не считаешь, что поучаствовала зря?
— Нет, конечно! Столько тысяч заявок было подано, хотели люди попасть, и быть избранной среди такого количества народа — это уже плюс! Значит, действительно, что-то во мне есть. Я с самого начала на кастинге говорила, что мне не нужен выигрыш. Не то, что я деньги не люблю, или они мне не нужны. Мне кажется, они могли бы меня расслабить. Хотя я вряд ли покинула бы работу, но мне кажется, я стала бы относиться к ней с большей лёгкостью. Две тысячи долларов — сумма, на которую можно жить в Москве на широкую ногу, и не работать. Я подумала, что я начала бы с лёгкостью относиться к работе, а это мне не надо. Слава как таковая мне не нужна. У меня нет голоса, чтобы петь, и мне никогда не хотелось. Хотя, есть много людей, у кого нет голоса, а они всё равно хотят гнать какую-нибудь попсу, «ты сладкий мой шалу-у-ун»!

— Понятно, о ком ты…
— У Наташи голос всё-таки есть, как бы кто ни говорил. Танцевать? Я могу в клуб пойти и там потанцевать, мне нормально. Слава мне как таковая не нужна была, и свою долю славы я уже получила. Хотелось приключений. Была такая программа «Фактор страха», я хотела в ней поучаствовать, я в неё попала всё-таки. Прошла кастинг, съездила на неделю в Аргентину, получила много эмоций, офигительно. А здесь на дольше всё затянулось, на три месяца. В сорок лет-то уже не поучаствуешь, а у меня будет на старости что вспомнить, мемуары написать! У меня не было цели, как у многих, что проект должен дать что-то в жизни. Вот Кристина или Ярослав мечтают после проекта переехать в Москву, им выигрыш важен. Проект меня нисколько не поменял. Просто поиграли — и хватит.

© 2005 Телекомпания «ТНТ». Все права защищены.
По вопросам, связанным с программой, обращайтесь в редакцию.